Школа Бороздина Омск

Интервью с директором Школы Бороздина Еленой Николаевной Толпекиной:

Расскажите пожалуйста, как появилась Школа Бороздина в Омске

— Я работала директором детского дома №1 много лет. Как-то раз, поехав в Новосибирск, познакомилась с Алексеем Ивановичем. а по возвращению в Омск обозначила своим коллегам, что теперь будем работать по этой методике. Потом детский дом закрылся, мы раздали всех деток в семьи, а Школа Бороздина с разрешения Нателы Олеговны Полежаевой переехала сюда, в «Рассвет», Часть педагогов осталась с тех времен, часть приняли новых. Эта методика работает «в тройках». Один специалист занимается общим развитием, другой — музыкальным, третий развивает моторику. Дети все с особенностями, мы не отказываем никому.

С особенностями какого рода приходят к вам?
— В пределах 80% — это расстройство аутистического спектра (РАС). Остальные — с ДЦП, с задержкой психического и речевого развития. ВСе поставленг так, что в процессе занятий идет развитие речи, дети начинают говорить. Для каждого ребенка мы составляем программу совместно с мультидисциплинарной бригадой, в которую входят неврологи, психиатры, логопеды, дефектологи, арт-терапевты. И, поскольку динамика есть, люди снова возращаются к нам на занятия.

А какие возрастные рамки?
— Достаточно широкие- с 2 до 17 лет. Это в принципе охват тех, кто ходят к нам, а в группе кратковременного пребывания- лет до 14.

Поделитесь пожалуйста примером успешной социализации с участием педагогов Школы

— Ну вот например, один из мальчиков, Федор поступил с проблемой питания. Он кушал только булочки и пил только молоко. Нас попросили е научить его есть по-настоящему. За два месяца научился. Доедая то, что было в тарелке, он идет ко мне и показывает — «Смотрите, я все съел».

В социальной сфере трудно что-то сделать существенное, стоя «на отшибе». Ваша школа сотрудничает какими-то общественными организациями?

— Да, мы плотно сотрудничаем и благотворительными фондами, и с самыми разными общественными организациями. Такими например, как «Спектр», занимающийся аутизмом, или «Дети-ангелы», профиль которых — дети с синдромом Дауна. Праздники совместно отмечаем, опытом обмениваемся. — В чем Вы видите основные трудности семей, в которых дети с особенностями развития? Тот же аутизм например. — Проблема в том, что диагноз «ранний детский аутизм» ставится в три года обычно. А до этого считается, что развитие идет нормально. Растет ребенок, вроде бы как все. И вот, когда об этом узнают — это же как молния с ясного неба. Происходит очень сильная психологическая травма, многие родители просто не могут принять самого факта. — Да, это так. И что можно сделать в такой ситуации? — У нас есть клуб особого материнства, я его и веду. Встречаемся, общаемся, пьем чай. И дальше уже сами семьи друг другу помогают, делятся опытом своего взаимодействия с инстанциями социального профиля. Участие в нем бесплатное, денег не берем. Работа с такими детьми — конечно, очень серьезная и трудная. Причем, и для родителей, и для педагогов, и для руководителей. Находясь с ними с с утра до ночи, нужна огромная энергия, которую просто необходимо поддерживать. Есть еще вопросы по теме? Обращайтесь! Мы обязательно передадим их Елене Николаевне и опубликуем ответы в самое ближайшее время.